28 ноября 2019

Айсберг в Старгороде.

 Картинка взята из свободного доступа.

….Город Старгород настолько древний, что даже опытнейшие археологи не могут определиться в дате его зарождения. Долгое время считалось, что он ровесник Москвы, но когда на месте снесенного советского детского сада начали рыть котлован под торговый центр, нашлись гнилые бревна и мокрые камни, от чего-то, еще более древнего, чем столица. На месте будущего фундамента засуетились с щеточками и совками археологи: инициатор строительства и мэрия постанывали, подсчитывая убытки, связанные со срывами сроков ввода в эксплуатацию столь необходимого для города, торгового объекта. С той поры, «Старгортехнадзор» изменил нормативы по глубине рытья фундаментов под новостройки в сторону уменьшения. ГорДума рассудила верно: история конечно важна, но лучше искать её корни подальше от центра, благо мест, где не было асфальта и канализации, в городе хватало, и копаться там, в поисках исторических истин, можно было безболезненно и очень долго.

Справедливости ради, нужно отметить, что в городе и без того, было десятка три крупных субъектов торговли и базар, не считая мелких ларьков и палаток. Конкуренция между ними, согласно предписаниям рыночных отношений, должна была быть жесточайшая, но все обходилось на удивление тихо и мирно. Злые языки шептали, что вся торговля была в руках жены старгородского мэра, но более проницательные граждане отрицали этот вопиющий факт, указывая на скромность самого градоначальника: он уже пятнадцатый год ходил в одной и той же серенькой кепке, и этот бытовой аскетизм охлаждал пыл наиболее ретивых критиков.

В плане базара — вопросов не было: как и всюду, он принадлежал местному криминальному авторитету, и этот вопрос был закрыт раз и навсегда…

Из достопримечательностей в городе был еще и музей, но его расформировали, передав здание на нужды возрождающейся церкви. Какой из церквей конкретно, напрямую не указывалось: их было пять, и еще две, поменьше, спешно возводились из подручных материалов и бардового цвета сайдинга. Почему именно бардового, тоже, не уточнялось, а вникать в священные дела, деликатные старгородцы не желали. Кроме святых мест были, как и положено везде, четыре школы, в которых учили разные науки дети. Но одна из них была под вопросом; в архивах выяснилось, что это здание в 1814 году было передано епархии, под нужды мужского монастыря. Монастырь, почему то не открыли, а здание, через год снова вернули городу. Но в годе 2017, Его Святейшество, епископ, решил, что это более чем веские доказательства принадлежности здания к церкви, и потребовал вернуть его законному владельцу. На робкие отголоски горожан, он ответил кратко, но с достоинством: «Всё, куда ступала нога святости, принадлежит Богу, а стало быть – церкви!», На запросы родителей, о том, куда пойдут учиться полторы сотни учеников, бодро отвечал сам мэр, напоминая, что три года назад был подан запрос на финансирование строительства новой школы в губернию, и вопрос находится в стадии решения. Правда, он не договаривал о том, что у него была приватная беседа с культовыми служителями, которые просили его не торопиться со строительством: епархия надеялась, что утратившие светскую школу дети, останутся в своих классах, но в качестве семинаристов, так как планировали открыть в закрывшейся школе духовную семинарию. Но, все это было не более чем  досадное исключение: если вникнуть во всезнающие сети интернета, подобное происходило во всех городах страны, и Старгород, на общем фоне совершенно не выделялся. 

В остальном – он был город как город, такой же, как и многие: стоит войти в исторический  центр Челябинска, Златоуста, Иркутска, Воронежа или Тулы – и ты уже в нем, в Старгороде. А все остальное, что расходится от центра – это уже новострои, прилепившиеся к городу за века и свежие десятилетия.

Все одинаково: баннеры, рекламы, неоновые огни, блестящий, под светом фонарей, мокрый от частых дождей, асфальт. На улицах переливалась радуга трескучих мигалок, слышались гневные, электрические  «рыки» полицейских машин и «бумеров» местных тузов: авторитетов, чиновников, и священнослужителей. Последние, с оговоркой: когда в городе есть центр епархии. Если такового нет в наличии, то служители культа живут и ездят скромнее, но все равно – ездят… Негустые ручейки  пешеходов, и мощные потоки вечно снующего транспорта. Скучающие проститутки  поглядывают в сторону укрывшихся в джипах сутенеров, прилипали нарисованными на лицах косметическими улыбками к одиноким, но целомудренно убегающим от греха, старгородским мужчинам, разочарованно вздыхали, или резво впрыгивали в остановившиеся перед ними автомобили, и уносились в заманчивую даль свободы сексуальных отношений.

Скучный ветер безуспешно пытается разгуляться в ветвях чахлых, упившихся до увядания, городским смогом, деревьев и кустов. И только смуглые дворники оживляют улицы своей невозмутимостью и деловой озабоченностью: они заняты очень важными делами – думают о своей далекой, жаркой родине и подметают тротуары. Иногда им становилось скучно, и они начинают развлекаться. Самое безобидное веселье – песни под аккомпанемент  «ведра – там-там!» С  информацией о других пристрастиях загрустивших пришельцев из Азии, лучше обращаться в ближайший отдел РОВД, там все расскажут, если захотят….

Но самое достопримечательное в Старгороде – это, конечно же, его жители. Они, на первый взгляд, очень разные: молодые и старые, медлительные или торопливые. Среди них встречаются красивые и не очень  привлекательные,  растрепанные и причесанные, худые и толстые, голодные и сытые, выпившие и совсем трезвые. Мелькают радостные улыбки и хмурая озабоченность. Люди вливаются в стеклянные двери офисов, домов и магазинов. Некоторые, таких немного, тщательно изучают содержимое мусорных баков и распихивают что-то полезное в черные пакеты. Мимо них проезжают сердитые стражи порядка,  прокатываются детские коляски с мирно сопящими малышами. Счастливые мамы улыбаются, солнышко светит, бойко чирикают воробьи…

И тогда, вглядевшись внимательнее, начинаешь понимать – что они одинаковые. Старгород – русский город, и его населяют русский народ. Правда, встречаются и не русские, но они все равно – русские, так как являются гражданами — великой, могучей, державной,  России. А это уже серьезно!

И, конечно же, Старгород живет той же самой жизнью, что и вся страна. Разве что, за редкими исключениями. Допустим, в качестве примера: в Туле, лопнула магистральная труба водопровода, а в Старгороде – из недр тротуара взвился к мерзлому небу кипяточный гейзер. И сразу, город оживлялся: становилось веселее, теплее на улице, и чуточку страшновато. Вдруг это не просто авария, а местный, скрытый властями от народа – Йеллоустон! Но самое важное — появилась тема для разговоров… А тем – очень много… Что, что – а поговорить, Старгородцы любят…

Чего далеко ходить! Не далее чем вчера, местный телеканал  сообщил приятную новость: через месяц наступит Новый Год. И мэрия, приняла решение о строительстве ледяного городка. Вроде как ничего особенного, но вся изюминка в том, что лед, для городка, решили завезти от отколовшегося  в Антарктиде айсберга. Молодые дизайнеры увидели в интернете громадный айсберг, необычайно колоритного и глубокого цвета, и убедили власти  в том, что именно он, пригоден для новогоднего подарка старгородцам.  Предложением заинтересовался сам Василь Василич, мэр, и в ближайшие дни в Атлантику вылетает скромная делегация из сотрудников социальной службы. Время не терпит: экологи предупредили, айсберг входит в теплое течение Гольфстрим…. Вдруг растает! Что тогда? Как быть…

  • 1477
  • 0
  • Наверх