11 марта 2021

Гончие Псы

…Этого не должно было произойти, хотя бы от того, что не должно было случиться — вообще, без всяких исключений и отклонений от реальности. Чертова планетка! Она уже сто лет, как была изучена вдоль и поперек, и о ней почти забыли. В памяти компьютеров остался лишь мрачный кругляк  из песка и камня, болтающийся на эллиптической орбите посреди созвездия Гончих Псов, под номером RQ 110,  в пятой  плюсовой степени.

Больше на ней ничего не было. Но тогда почему, от изъязвленных мелкими метеоритами красных дюн, выметнулась свора желтых тварей, очень похожих на палевых догов, только в два раза крупнее, и отмороженных мозгом настолько, что в нем остался только один инстинкт – убийство!

…Роман и Дэн высалились на поверхность этого карлика по приказу начальства, решившего установить на планете промежуточный радиомаяк. Полет от Базы до RQ 110 занял всего лишь пять часов. Три часа назад астронавты покинули свой технический космический  катер и сделали то что от них требовалось. По расчету Романа они уже должны были быть на возвратном пути к Базе, но вместо этого, ему пришлось разгребать кучу внезапных проблем, свалившихся на них из-за любопытства напарника.

Роман напоследок осматривал установленное оборудование. Дэн отошел чуть в сторону, смотрел в горизонт, где, упираясь в испещренное яркими звездами черное пространство, замерли красно-желтые дюны из песка и камня. Планета заканчивала свой личный оборот, и вероятно, близился вечер, хотя внешне, это никак не отражалось на ее поверхности. Мертвая, лишенная движений и смены красок тишина, и, слегка искаженный невидимыми помехами, голос Дэна, из передатчика герметичного шлема: это все, что окружало парней.

— Знаешь, Рома, я с детства мечтал об этом созвездии. Ты только вслушайся: Гончие Псы! Сколько раз я смотрел на него, представляя, как среди звезд, в темноте бегут реальные, невыдуманные псы: огромные, гибкие и сильные. Желтые, как эти звезды, и молчаливые, как пространство.  Они разрывают его своими телами, бесстрашно прыгают на застывшие планеты, совсем как эту, и продолжают свой бег в поисках добычи. Они не могут жить иначе, они ведь стая, псы, охотники. Плавно переливаются в красных сумерках, вытягиваются под безжизненным холодом Космоса.  Равнодушные, беспощадные ко всему, что встретят в своей мрачной охоте.  Их ведет Вожак, умный, с острыми ушами и белыми клыками. Стая желтая, а он трехцветный, тоже желтый, но покрытый крупными белыми пятнами и с красной спиной. Как ты думаешь, Рома? Что они ищут, кого гонят в своем бесконечном беге?

— Романтиков, Дэн! Впечатлительных и бестолковых мечтателей,  таких как ты. Кончай трепаться. Собирайся, топаем к катеру! – отшутился Роман и переключился на связь с Базой, докладывая о готовности к отлету с RQ 110.

— Ром, посмотри туда! – прервал его Дэн.

Роман обернулся, всмотрелся, куда указывал встревоженный напарник. Поначалу ничего не было заметно, но через время он понял, что в дюнах что-то шевелится. Если бы на планете была атмосфера, то он принял бы это движение за мираж или пыльную бурю. Но на RQ не было ничего, что могло бы спровоцировать хоть малейшее движение.

— Странно! – пробормотал Роман, силясь объяснить непонятное явление.

— Рома! Это они! – тихо ответил Дэн.

— Кто?

— Псы! Переключись на приближение. Видишь?

Роман включил средний уровень приближения обзора и замер: на поверхности дюн струились желтые ручьи. Они, пока еще неясной массой, обтекали неровности грунта и крупные россыпи камней. Двигались очень быстро и вскоре, изумленный Роман увидел, как, из почему-то сгустившихся сумерек, вырываются отдельные тени: их было много, десятка два. Они стелились над застывшей поверхностью пустыни, выбрасывали перед низко пригнутыми, остроухими головами  крепкие, длинные лапы, оставляя за собой осыпающиеся ямки следов и потревоженные камушки.

— Стая! Гончие Псы! Они существуют! – зачарованно проговорил Дэн, шагнул вперед, к летящим в тишине безмолвным призракам: — Значит, это правда…они есть…

— Назад! – рявкнул Роман: — Уходим…быстро…

Он побежал к катеру, мысленно проклиная себя за податливость: маяк можно было установить прямо у места приземления. Но Дэн, восхищенный увиденным пейзажем, заупрямился, попросил немного пройти в сторону. Роман посмеялся, понимая, что, даже протопав через всю RQ они не увидят ничего нового. Планета выглядела уныло и однообразно, но согласился, не желая портить впечатления мечтательному по натуре товарищу.

Бег… шаг…еще…еще! Хорошо, что по непонятным причинам, на планете было вполне нормальное притяжение, почти как на Земле. Только бежать тяжело, ноги вязнут в мелком кварце и камнях. Роман пробежал метров сто, оглянулся. Сердце ухнуло, замерло в ужасе: Дэн!

— Дурак…идиот! – бормотал Роман, лихорадочно отстегивая от пояса бластер.

Привычно глянул на датчик энергии оружия и ожесточенно сплюнул, забыв о том что одет в скафандр и шлем.

— Расслабились…твари! – отчаянно взвыл Роман, и кинулся назад.

— Рома! Я не хотел! Я только…

Крик оборвался, перешел в учащенное дыхание. Но и оно прервалось, быстро, очень быстро.

Один из псов, распластавшись в стремительном прыжке, сбил Дэна на спину. Безмолвная стая сомкнулась над своей жертвой. Роман слышал треск разрываемой ткани, шипение выходящего из баллонов воздуха и глухой удар. И тишина! Такая, какой никогда не бывает там, где есть хоть что-то живое…

«Они разбили шлем!» — мысль потрясла Романа своей простотой и безумием: даже в теории, космическая защита человека не предполагала подобного.

Желтые псы рвали вялое тело Дэна, но не пожрали, разбрасывали  окровавленными лохмотьями  по познавшему, наверное, впервые за миллиарды лет, живительную влагу, песку. И это была кровь человека.

Роман вздрогнул, уловил боковым зрением движение справа от большой булыги. Стая действовала по непреложным правилам охоты: отправила троих псов в обход намеченной жертвы.

— С-суки! – шептал побледневший Роман, вытянув перед собой бластер.

Бесшумный заряд остановил низко пригнувшегося пса, сбил с незавершенного прыжка двоих, особенно резвых: охотники, наткнувшись на луч, всклубились  ржавым  облачком и медленно оседали  мельчайшими частичками песка на поверхность проклятой RQ…

— Твари! Что это?

Роман затравленно озирался потемневшими глазами, хрипло дышал. Его сердце увеличилось, выросло на всю грудь. Мощными толчками прокачивало кровь по разбухшим венам. Сильное и, пока еще, живое.

Астронавт медленно отступал назад. Он понял, до катера ему не дойти, далеко. Хорошо, что после приземления он просканировал поверхность. Где то рядом, на невысоком холме должна быть глубокая ниша, возможно, даже пещерка. Роман включил круговой обзор: так и есть! Вот она, почти рядом, метров шестьдесят…

Стая оставила свою жертву. Псы шли медленно, уверенно и неотвратимо, на отступающего от них человека. Безмолвные, под гладкой шерстью рельефно переливаются узлы мощных мышц, желтые глаза как слитки мертвого янтаря: пустые, и от этого, страшные…

Вперед вышел великолепный трехцветный пес: тугой, слитый в прекрасный и величественный механизм Охотника, который веками пестовала природа, оттачивая не только тело, но и Разум.

Именно Разум, потому что, в отличие от членов безмолвной стаи, Роман заметил в глазах Вожака приметное выражение, присущее крупным, преданным человеку псам: достоинство, силу и равенство с тем, кому они служат.

Роман поднялся на возвышенность, втиснулся спиной в неглубокую нишу. Но все равно, это было лучше, чем открытое место, по крайней мере, гарантировало защиту с боков и сверху. Хотя, вряд ли это его спасет: беспечность и нарушение инструкций, привели к предсказуемому результату:  энергии бластера осталось на три разряда.

«Почему они  не нападают? Боятся? Вряд ли, они не из живой плоти. Мертвое  не может иметь страха!» — думал Роман, вспомнив рассыпавшихся в прах, обожженных лучом оружия,  псов.

Он успокоился. В динамике щелкнул вызов с Базы. Но Роман отключил передатчик. Он уже все просчитал: даже, если вызвать помощь, то это его не спасет. Воздух в баллоне иссякнет быстрее, чем прилетит патрульный корабль. Рассказывать о том, что с ними произошло, нет смысла, примут за галлюцинации, вызванные космическим излучением. Доказательств нет, кроме растерзанного тела Дэна. Минуту назад Роман включил обратную запись: на ней ничего не отражалось, кроме самопроизвольно распадающегося на куски тела товарища.

«Кто вы, откуда!» — тоскливо подумал Роман. Он сел на корточки, положил бластер на колени, смотрел в умные глаза трехцветного Охотника.

 «…Их ведет Вожак, умный, с острыми ушами и белыми клыками. Стая желтая, а он трехцветный, покрытый крупными белыми пятнами и с красной спиной» — вспомнил мечтательный рассказ Дэна.

Откуда он мог это знать? С такой, поразительной точностью! А впрочем, какая разница. Смерть уже не зависела от знания или незнания: она стояла напротив и смотрела в лицо человека.

Роман понимал, все зависит от Вожака: стоит ему шевельнуться, дать знак – и его Стая кинется в последнюю для жертвы битву. Но тот не шевелился, продолжал стоять и смотреть.

Роман перевел глаза на видимую часть неба. Там, все шло своим чередом. Заслоняя небосвод, величественно  выплывал гигантский шар самой крупной звезды этого сектора: мертвенно белый и холодный.

«Охотник! Почему бы нет? Раз есть стая, то возможно, у нее есть хозяин, Охотник! Интересно, как он выглядит?»

Роман устало смежил веки: но вместо предполагаемого Охотника, перед мысленным взором встала стройная, сильная Дева, которая, сжимая в руке копье, легко бежала по темному небу рядом с пестрым Вожаком. Представив это, усмехнулся: именно с копьем, не иначе. Имя созвездия Гончих Псов настолько древнее, что иначе быть не могло.  Стало тепло, парню показалось, что уплывая в чудесное видение, он даже задремал…

…На площадке перед пещеркой что-то произошло. Роман почувствовал это обострившимся до предела инстинктом, ожившего в нем дикаря, готового любой ценой бороться за уходящую жизнь. Открыл глаза. Так и есть: псы переменили положение. Даже Вожак, и тот, отвернул от человека проницательные глаза, смотрел вдаль.
Там, на фоне огромного светила, обрисовалась тонкая фигурка. Она шла среди багрово красных холмов, прямо на человека и стаю. Через несколько минут Роман узнал ее: это была она, Охотница. Один в один, схожая с той, которую обрисовало  его уставшее воображение.

Стройные, загорелые до бронзы, ноги, обуты в плетеные сандалии, перевязаны почти до колен тонкими ремешками. На поясе короткая юбочка,  выше, тугие холмики острой, открытой груди. На сильных плечах накидка из светлого меха, свисает туго перевязанный узел каштановых волос. В красивой руке  копье, с длинным, цвета меди, листом  наконечника. Лицо и взгляд сошедшей с мраморного пьедестала древней богини Дианы: красивое и четкое, до потрясающей неимоверности.

…Стая окружила Деву, тихо стелилась у ее ног. На минуту раздвинулась перед Вожаком: тот, величаво прошел к богине, уткнул острую морду в ее грудь, и затих, чутко принимая ласку загорелых рук, перебиравших жесткую шерсть на красном загривке.

Охотница  посмотрела в глаза вжавшегося в нишу человека. Роману показалось, что она улыбнулась ему, но он не был в этом уверен. Богиня не была удивлена увиденным, возможно, все это для нее было простым и естественным. Она повернулась, вскинула на плечо копье  и повела свою стаю в дюны. На сегодня, Гончие Псы закончили свою охоту…

Время еще было. Роман собрал то, что осталось от друга. Долго носил камни, заложил ими изувеченные ошметья. Постоял над плоской пирамидкой. Оцепеневшее сознание туго вращало обрывки мыслей, упорно отказываясь связывать их в логическую картину. Роман понимал, что он очень близок к разгадке страшной Охоты, но в последнюю секунду, пестрые пазлы догадок рассыпались, разбегались в стороны  живыми кусочками самостоятельного бытия.

Роман возвращался к катеру. С тоской смотрел в нелепые, но величавые и грозные, пейзажи, снова погрузившейся в незыблемую дрему RQ 110. «Хоть бы, деревце, какое, над могилой!», подумал он, вспоминая мечтательные глаза, так глупо погибшего романтика. Непроизвольно оглянулся назад и ахнул: над плоской пирамидкой выросло деревце, в точности такое, какое он представил секунду назад. Небольшой клен, только с мертвыми, обвисшими листьями.

Вспышка бластера разрезала сумрак проклятой  планетки. Метнула комок энергии к деревцу, и оно распалось, оседая на могильные камни зернышками мелкого песка. Роман, не веря глазам, стоял, смотрел.

Теперь, он ясно понял, почему остался жив: он не был романтиком как погибший друг. Он не умел мечтать о том, что ему непонятно. И красной скотине, сбившейся в мистический кругляк песка и камня, нечего было оживлять из того, что было легендой для практичного Романа. Да! Она материализовала то, о чем он думал, но его мысли были гораздо приземленными, чем мечты Дэна, и внесли в реальность прекрасную Диану, как общепризнанный, устоявшийся стереотип. Но как это могло произойти, предстояло еще разбираться…

Маленькая планета услышала мечту Дэна и сумела вместить ее в реальность: воплотившаяся мечта, безжалостно убила того, кто жил ею…

«В Космосе нет места романтикам!». Роман четко сформулировал жесткую мысль. Катер сделал прощальный круг, устремился к мерцающей мохнатой звездой Базе. RQ 110  быстро уменьшалась в размерах. Кружила в Космосе затерявшуюся в бесстрастных дюнах, стаю и Охотницу. Но, вдруг она вышла из нее, и продолжает свой плавный бег в черноте, среди звезд. Рядом, почти наравне с ней, расстилается в полете сильный трехцветный пес, с умными глазами и красной спиной. Ведут своих гончих на новую, нескончаемую охоту.

http://litsait.ru/proza/fantastika/gonchie-psy.html
  • 181
  • 0
  • Наверх