На деревне топят бани,
Над колодцем жесть ведра,
И березовым угаром
Крепко пахнет тишина.
А на крыши снег ложится
Вперемешку с тишиной
Звезды вышли, ночь томится,
Скучно в небе ей одной.

А над дверью — пар,
А за дверью – жар,
Банник-банник ты не лезь,
В понедельник тебе честь…
Нахлестались мужики – до упаду,
Заходили раз по десять – кряду,
Наметали сугробик и – нырк,
И с подлету на полку – кувырк…
Как в аду – добровольно жарятся,
Ох, и любит, Русь родная – париться…

Тихо спит
Свята, отмыта,
Крепко веником побита,
Месяц сел на воротину,
Лес синеет как картина,
Спит корова в теплой стайке,
Банник плещется из шайки,
Поддает на камни жару
Лечит старую подагру.

На деревне стынут бани,
На колодцах мерзнет жесть,
И в небесные скрижали
Пальцем ткнул злаченый крест,
За рекою в Черной балке —
Занимается заря,
Стоберёзно чумовая —
Век не срубишь на дрова…