13 июля 2021

Правосудие с белоснежным крылом.

— Не спишь?
— Уже нет!
Макс сел на диване, прогоняя остатки онемения вызванного кратковременным но крепким сном, пытаясь понять что или кто, разбудило его среди глубокой ночи.
Стрелка на часах перепрыгнула на четверть третьего, но не это было важным, другое. На валике дивана, у смятой подушечки изголовья, сидело странное существо, уродливое и костлявое, изувеченное торчавшим среди крыльев горбом.  Крылья сложены за чешуйчатой спиной. Жуткое существо, словно ожившая химера, сбежавшая с высот недавно сгоревшего Нотр-Дама.
Серое тело, крупная человеческая голова с бурым клювом вместо лица и шокирующие белые крылья: нереальная фантасмагория, выплеск  чьей-то разбушевавшейся до нелепости фантазии. Существо расслабило когти, взмахнуло перепонками своего летательного аппарата и перелетело на заваленный остатками еды столик. Брезгливо столкнуло на пол пустые пивные банки.
— Идем! Пора! – прошелестел мистический голос.
— Куда?
— Не прикидывайся! Сам знаешь куда!
— Нет, не знаю! Почему я должен знать?
— Потому что знаешь!
Макс застыл. В голове метнулись неприятные догадки. Все ясно, за ним пришли, потому что должны были прийти. Особенно после того что он натворил за последний год.
— Ты кто, ангел или призрак?
— А ты как думаешь?
— Наверно ты ангел…только кошмарный!
— Вот видишь – узнал! Зачем тогда спрашиваешь?
— А может, и нет! – засомневался Макс, поеживаясь от вида уродца с крыльями лебедя: — Ты не похож на ангела, ты демон!
— Может быть! Но, хватит демагогии. Нас ждут. Ты идешь?
— Иду! – покорно ответил Макс.
Сглотнул пересохшим горлом, взял бутылку пепси, выпил до дна. Поднялся, и, пошатываясь на ватных ногах, послушно поплелся к выходу из своего жилища.
Толкнул дверь. Но вместо привычного коридора увидел полутемную, пустую комнату. Посреди нее стоял диван, на котором сидел важный господин, одетый в черный костюм, белые жилет и рубаху. Темная шляпа, бледное лицо наполовину сокрыто под отливающими фиолетовой синевой очками. Узкая, прямая как доска спина. Руки, затянутые в мягкие перчатки, оперты на украшенную золотом трость из полированного черного дерева. И – тишина! Совершенная тишина, до абсолюта!
— Я пришел!
— Вижу!
— Кто вы?
— А ты как думаешь?
— Вы — оттуда! Или снизу! – заявил Макс, ткнул пальцем в потолок,  затем в пол.
— Пусть будет так, как ты решил!
— Что вам от меня нужно?
— А ты не догадываешься?
— Догадываюсь! Но хотелось бы уточнить.
— А что уточнять?
— Но, вы же молчите, не договариваете! Только намекаете.
— Ты сам знаешь ответ! Для чего тратить время!
— О чем я должен знать?
— О том, что знают все.
— Неужели все?
— А ты как думал! Конечно все!
— Но почему? Об этом знаю только я и Джейн! Неужели она проболталась?
— Может быть.
— Но откуда вы ее знаете?
— Откуда и ты.
— И что теперь будет? Со мной…с ней?
-Тоже что и со всеми.
— А как это, со всеми?
— Сам знаешь!
Макс поник, совсем упал духом. Сзади него неизвестно на чем угнездился уродец – ангел. Махнул великолепным крылом, но отчаявшийся Макс не ощутил движения воздуха. Похоже  в комнате кроме тишины была еще и пустота. Тоже – абсолютная!
— Меня будут судить?
— А ты как думаешь?
— Наверное, будут. Такое не прощается! Ни людьми, ни вами.
— Это хорошо!
— Что, хорошо?
— То, что хорошо!
— Так чего ж хорошего?
— Ты думаешь иначе?
— Конечно, ведь осудят меня, а  не кого-то другого! Это несправедливо. Сначала вы должны разобраться. Вы ведь мои судьи.
— Кто, судьи?
— Вы! Вы мой судья…
— Может быть.
— Почему – может быть! Вы сами решили меня судить!
— Разве? Но это не я. Я вам ничего не говорил, так сказали вы сами.
— Почему-у-у?
— Вот именно…почему! Не знаю! Вы сами так решили, не я! Значит я ваш судья.
— Боже мой! Я ничего не понимаю! Погодите,  может я не так уж и виноват…или, дело совсем не о том, о чем я думаю?
— Об этом…Об этом! О чем же еще!
— Но, все было очень давно! И потом, я исправился и даже помог изменить ситуацию к лучшему! Разве этого недостаточно для искупления? А-а! Господи…какой же я недоумок!  Я понял!  Вы хотите уличить меня не в этом, а в другом! В том  дурацком случае в Манхеттене! Вот оно что! Признайтесь, что это так!
— В чем признаваться? В том что вы недоумок, или в дурацком происшествии с вашим участием?
— В том, что вы знаете: тогда — все вышло случайно!
— Конечно… случайно! Так и было.
— Тогда меня не за что судить! Вы сами признали: я – не виновен!
— В чем признал?
— В том что произошло виновны обстоятельства…не я!
— Может быть! Но все-же, вы признались первым!
— В чем? – завопил Макс: — Я ни в чем не признавался, так как меня ни в чем не обвиняют!  Это абсурд! Я требую обвинения, расследования! Я требую справедливости!
Макс вращал испуганными глазами. Он задыхался от ужаса, понимая что попал в сумбурный водоворот непонятного процесса, который происходит помимо его воли и ему уже не вырваться из этой коловерти, именуемой судом. И он сам вляпался в это своими глупыми предположениями. Он осознал, что сейчас, любая его мысль или слово свидетельствуют против него самого. Более того, непонятные судьи вынудили его свидетельствовать против себя самого, и не примут никаких разумных доводов, потому что они базируются на винах, вольных или невольных, тяжких или малозначительных.  Теперь для них и для него главное то что они есть, эти вины, и, нелепый по своей сути разговор только усугубляет ситуацию, выуживая из подлой памяти все новые и новые жизненные просчеты, дела и делишки.
Невозмутимый человек слегка шевельнулся.
— Конечно, вы правы! Справедливость будет именно такой, какой вы ее себе представляли! Выведите этого господина!
— Куда? Кто? За что? Эй… Куда вы меня тащите?
— Прощайте! – просто сказал строгий господин в костюме.
Он поднялся и вышел, не обращая внимания на отчаянно сопротивлявшегося человека. Из ниоткуда выплыли две корявые тени, ухватили  Макса под руки и поволокли в дальний угол комнаты. Белокрылое существо покружило над ними, догнало черного господина, уселось ему на плечо.
— Это же надо такое! Безобразие! Этот наглец натворил столько дел, что даже сам не знает, за что его наказывают! Это ужасно… Ужасно! Куда катится этот сумасшедший мир! Хорошо что мы, мой господин, существуем вне его…Иначе, мне было бы неприятно от такого соседства!
Ангел-демон презрительно кивнул в сторону теней, заворачивающих в окровавленную простыню судорожно дергавшееся тело Макса. Суд свершился! Кто бы мог знать: сколько раз, взволнованный страхом расплаты, Макс представлял себе именно эту роковую ситуацию в томительном ожидании неизбежного исхода своей земной жизни. Но чтобы все свершилось столь быстро и непредсказуемо, он никогда не предполагал. Хотя, это было уже все равно… И, похоже, не только ему одному.

…Утром комиссар полиции Томпсон рассеянно просматривал утреннюю сводку по происшествиям за истекшие сутки. Все как обычно, не заслуживающее пристального внимания. Хотя нет…пожалуй, кроме одного.
Комиссар внимательно рассмотрел фото завернутого в окровавленную простыню тела мужчины среднего возраста. Затем вызвал к себе начальника криминального отдела, специализирующегося на особо тяжких преступлениях.
— Пятый! – кивнул на фото комиссар.
— Кто? – не понял детектив.
— Пятый труп за десять дней! И практически одинаковый почерк преступления. Вас это не удивляет?
— Вы правы!
— Как продвигается расследование предыдущих дел?
— Увы! Никаких зацепок. Кроме одной…
— Продолжайте.
— Опрос показал, что ранним утром в трех местах, где произошли убийства, был замечен странный человек в черном костюме. С попугаем на плече и дорогой тростью.
— Что из этого? Если это возможный свидетель, то почему вы его не опросили? Я хочу видеть этого человека, с попугаем или без него. Немедленно отыщите его, проверьте все видеокамеры города, ройте бетон улиц, но предъявите мне этого любителя ранних прогулок.
— Не все так просто! Мы уже все сделали. Но – увы…на камерах нет такого человека. Есть одно: одна из камер зафиксировала странный случай. В доме, где был найден пятый по счету труп, открылась и закрылась дверь. Но ее никто…подчеркиваю – никто не открывал и тем более не выходил из нее.
-Вы давно были на приеме у психолога?
— Хорошая шутка, шеф…если бы это было шуткой!
Комиссар запыхтел, долго и сосредоточенно размышлял.
— Принесите мне все дела по этим убийствам. И немедленно возьмите с ознакомленных с ними сотрудников подписку о неразглашении.
— Будет сделано.
Через пару часов, комиссар запихнул тщательно изученные дела в портфель и вышел в приемную.
— Я в мэрию! – коротко обронил он секретарю: — Распорядитесь подать мою машину.
Он ехал по людным улицам города и размышлял о том, что он будет объяснять самому мэру. Похоже, если откинуть здравый смысл, в городе орудует странная группировка, наводившая свою справедливость совершенно непостижимыми методами. Все погибшие были людьми далекими от праведности, и имели грешки не только перед законом но, возможно, и перед многими, попавшими в их паутину людьми.
Предстояло сложное расследование. Впервые за многолетнюю практику комиссар был растерян и обозлен. Он мысленно поклялся сам себе, что не пожалеет ни себя, ни сотрудников, но непременно докопается до истины.
Единственным ключиком к ней был человек с попугаем.
— Будь ты хоть самим дьяволом. Я спущусь в преисподнюю и отыщу тебя. А если понадобится, поднимусь на небо. Хотя, вряд ли, там будут рады видеть меня. Но это дело вкуса каждого…

  • 49
  • 0
  • Наверх